Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

CD

Монолог старого могильщика, подслушанный у ворот городского кладбища







И что ты с ней таскаешься,
С душой-мешком?
Швырни её как камешек,
Присыпь снежком.

Она тебя, неверная,
Зря тяготит.
Систему портишь нервную
И аппетит.

Тебе дай волю, видит бог,
Ты б лет до ста
Носил в себе прибитого
К кресту Христа.

И что там королевского,
На дне души?
Надрывы Достоевского.
Нарывы лжи.

И перспективы тусклые:
Чихнул – и бряк!
Ни долларов, ни тугриков.
Лови сквозняк.

Короче, ноша спорная –
Душа-мешок.
Перегрустил – и в «скорую».
Нехорошо.






20 ноября 2015 г.



CD

Аист Пушкин







Где повисшие в небе церквушки
На ветру отзываются тихо,
Жил и горя не знал аист Пушкин
С аистятами и аистихой.

В беге дней наслаждалось семейство
Кротким счастьем, дарованным свыше.
Райский сад их, возделанный вместе,
Стал гнездом на соломенной крыше.

Люди пришлые лишь удивлялись,
Задаваясь вопросом дурацким:
Почему звался Пушкиным аист?
Где у аистов с Пушкиным связка?

Орнитологи морщили веки,
На коллег с неприязнью глазея
В краеведческой библиотеке
И в безжизненных фондах музея.

Выпускницы филфака друг дружку
Щедро крыли изысканным матом:
Приколочен давно А.С.Пушкин
К диссертациям и рефератам!

На закате мясные волокна-
Облака плыли к центру Европы.
И таращились в синие окна
Телевизоры, будто циклопы.

Прел в окрестных сараях картофель,
И маячил поблизости где-то
Аистиный классический профиль
В форме вычурного пистолета.






15 ноября 2015 г.


CD

Уничтоженные поэты (2). Владимир Силлов

Владимир Александрович Силлов родился в 1901 году в Санкт-Петербурге. Учился во Владивостоке, где во время Гражданской войны сложился как поэт и критик (наибольшее влияние на Силлова оказал мэтр русского футуризма Николай Асеев), работая в журнале «Творчество» и вскоре войдя в сложившееся при этом журнале сибирское литературно-футуристическое объединение. В самом начале 1920-х годов редактировал местные журналы «Восток» (1920 г.) и «Юнь» (1921 г.), затем учился в Москве, после чего преподавал в Высшем литературно-художественном институте. Работал ответственным секретарём журнала «Рабочий клуб», печатал свои произведения в журнале творческого объединения «ЛЕФ» («Левый фронт искусств») и других схожих по «левой» идеологии пролеткультовских изданиях. Борис Пастернак, с которым Силлов сблизился во второй половине двадцатых, спустя несколько лет писал о нём, что в общей писательской массе это был «укоряюще-благородный пример нравственной новизны». На счету Владимира Силлова – статьи о Владимире Маяковском и Давиде Бурлюке, а также библиография Велимира Хлебникова (1926 г.) и В.Маяковского (была опубликована в ноябре 1928-го, в первом томе Собрания сочинений В.М.). 8 января 1930 года Владимира Силлова арестовали и приговорили к расстрелу за «шпионаж и контрреволюционную пропаганду», а через три дня приговор был приведён в исполнение. Похоронен Силлов в Москве, на Ваганьковском кладбище. После смерти поэта его жена Ольга пыталась покончить с собой, выбросившись из окна – несмотря на то, что у них был маленький сын. Внук расстрелянного поэта, Дмитрий Олегович Силлов (1970 г.р.), является ныне известным писателем, работающим в жанре боевой фантастики (наиболее известны роман «Закон Снайпера» и авторская серия «Кремль 2222»), а также – создателем собственной системы самообороны «Реальный уличный бой» и автором ряда книг по рукопашному бою, выживанию и оздоровительным методикам.

В чём состояло «преступление» беспартийного Силлова, не совсем ясно. По одной версии (троцкиста Виктора Сержа), он оказал услугу сотруднику ОГПУ, поддерживавшему оппозицию, по другой версии (сына Троцкого) - Силлова казнили «после неудавшейся попытки связать [его] с делом о каком-то заговоре или шпионаже». Возможно, «доказательства» содержались в дневнике Силлова, который представлял собой «дневник не обывателя, а приверженца революции». Он «слишком много думал, - написал Пастернак своему отцу, - что и ведёт иногда к менингиту в этой форме». После смерти Силлова его имя исчезло и для современников, и для потомков. В книге «Охранная грамота» (1931) Пастернак ссылается на него, используя инициалы его жены О.С, в остальном же его имя не упоминается ни в одном из многочисленных воспоминаний о группе «Творчество» и ЛЕФе; его имя отсутствует даже в мемуарах о жизни в Сибири, написанных его женой Ольгой Петровской (по крайней мере в версии, увидевшей свет в 1980 г.); впервые инициалы О.С. были дешифрованы - и тем самым судьба Владимира Силлова освещена - в статье французского слависта М. Окутюрье, опубликованной В 1975 году.

Силлов

Владимир Силлов – «Из мчащих галопом минут…»

Из мчащих галопом минут
Оставлю я при себе,
Я знаю: скоро придут
Созвездья других легенд.

Никто не вспомнит о бывших,
Никто не посмеет сказать:
"Я выпил вчера полный ковш их,
Кого мне любить опять?"

Придёт и закрутит день наш
В спирали любовных лучей,
Чьё сердце на колья наденешь
И мозг окровавишь чей?

Эй! Рвите же, рвите струны
Созвездий чужих легенд
И смело покров чугунный
На сердце оденем себе.

<1921>

http://www.famhist.ru/famhist/majakovsky/000de8b8.htm

http://coollib.com/b/184281/read




CD

Уничтоженные поэты (1). Константин Большаков

Константин Аристархович Большаков родился в 1895 году в Москве. Уже в 1911 году увидел свет печатный сборник 15-летнего Большакова – «Мозаика», содержащий его первые поэтические и прозаические опыты, выдержанные в духе творчества его именитого тёзки Бальмонта и вызвавшие как минимум одобрение обычно скупого на похвалы Николая Гумилёва (он подчёркивал «подлинную непосредственность и особую, юношескую восторженность» этих работ). В тот же период Большаков познакомился с Валерием Брюсовым и поступил на юридический факультет Московского университета. В 1913 году увидела свет поэма «Le future» (конфискованная из печати царской цензурой) и сборник «Сердце в перчатке», поставившие их автора в ряд основоположников русского футуризма (взращённого итальянским новатором Маринетти) и вызвавшие, в частности, положительный отклик Бориса Пастернака. Поэзия Большакова представляла собой сплав творческого метода В.Маяковского и И.Северянина, позволив поэту уверенно войти в соответствующие профессиональные круги. Интересный факт: Большакова во время его совместных выступлений с басовитым Маяковским, с которым он в итоге их творческого противостояния тесно сдружился, иронично называли «жасминным тенором». С началом Первой мировой войны патриотические чувства захватили поэта. В 1915 году, оставив университет, Большаков поступил в Николаевское кавалерийское училище, после окончания которого попал в действующую армию. В 1919 году у Константина Большакова погиб его брат Николай, который был профессиональным художником. После военной службы, длившейся 7 лет, Большаков демобилизовался в 1922 году – уже из рядов Красной Армии, будучи к этому моменту военным комендантом Севастополя. После возвращения с войны Большаков более не занимался поэзией, выбрав стезю прозаика. К концу 1928 г. он закончил свой исторический роман «Бегство пленных, или История страданий и гибели поручика Тенгинского пехотного полка Михаила Лермонтова», который и вышел в начале 1929 г. в Харькове. Роман этот получил широкое признание читающей публики и неоднократно переиздавался ещё при жизни автора. Последней, незавершённой работой Большакова стал его роман «Маршал сто пятого дня», который должен был состоять из трёх книг. Первая книга, «Построение фаланги», была опубликована в 1936 году. 17 сентября того же года Константин Большаков, бывший корнет царской армии и командир Красной армии, замечательный поэт и прозаик, был арестован. Изъятая при аресте рукопись второй книги последнего романа сгинула в подвалах Лубянки, а к третьей автор так и не успел приступить. 21 апреля 1938 года вместе с группой коллег по поэтическому и писательскому цеху Константин Большаков был расстрелян.



Константин Большаков – «Несколько слов к моей памяти»

Я свой пиджак повесил на луну.
По небу звёзд струят мои подошвы,
И след их окунулся в тишину.
В тень резкую. Тогда шептали ложь вы?

Я с давних пор мечтательно плевал
Надгрёзному полёту в розы сердца,
И губ моих рубинящий коралл
Вас покорял в цвету мечты вертеться.

Не страшно вам, не может страшно вам
Быть там, где вянет сад мечты вчерашней,
И наклоняются к алмазящим словам
Её грудей мечтательные башни,
Её грудей заутренние башни.

И вечер кружево исткал словам,
И вечер остриё тоски нащупал,
Я в этот миг вошёл, как в древний храм,
Как на вокзал под стекло-синий купол.

<1913>

http://ouc.ru/bolshakov/




CD

Клуб громовержцев. ДЭВИД БАЙРОН

29 января 1947 года в Эппинге (графство Эссекс, Англия) родился Дэвид Гэррик, известный поклонникам рок-музыки как Дэвид Байрон - британский певец и автор песен, прославившийся на весь мир как первый фронтмен и вокалист хард-роковой группы «Uriah Heep» в период с 1969 по 1976 годы. Дэвид родился и воспитывался в музыкальной семье. Его мать пела в джаз-бэнде, и сам Дэвид начал петь в пятилетнем возрасте. Примерно в это же время Дэвид выступил в детском телешоу. Его первый ансамбль не имел названия и просуществовал две недели. В возрасте 16 лет Дэвид влился в состав местной группы, выступил с ней один раз и вскоре перешёл в группу Мика Бокса «The Stalkers», которая как раз подыскивала нового вокалиста. Барабанщиком в этом коллективе был Роджер Пенлингтон, кузен Дэвида – он и порекомендовал его Мику Боксу. В 1967 году состав был преобразован и получил название «Spice». Группа активно гастролировала, подписала контракт в «United Artists» и выпустила единственный сингл «What About The Music / In Love». В какой-то момент Дэвид Гэррик сменил имя и стал Дэвидом Байроном: как вспоминал Мик Бокс, произошло это неожиданно и без объяснений. В конце 1969 года группа познакомилась с продюсером и менеджером Джерри Броном и заключила с ним контракт. Вскоре группа оказалась в студии «Lansdowne», изменила название на «Uriah Heep» (в рождественские дни 1969 года о Чарльзе Диккенсе и персонажах его книг говорили все — как раз отмечалась сотая годовщина со дня его смерти) и решила, что ей необходим клавишник. Сначала Брон привёл сессионного музыканта Колина Вуда, затем в качестве постоянного участника был приглашён Кен Хенсли. Дебютный альбом группы был назван «Very 'eavy… Very 'umble» и вышел в июне 1970 года. Дэвид Байрон стал не только важной творческой единицей (и соавтором многих ранних песен группы) но и харизматичным, экспрессивным фронтменом. Известно, что некоторые вещи (в частности, «Easy Livin'») создавались «под Байрона», в расчете на его эффектную сценическую подачу. При том, что британская пресса поначалу сдержанно оценивала творчество группы, впоследствии критики отмечали его выдающийся вокал, близкий к оперному. В 1975 году Байрон выпустил первый сольный альбом «Take No Prisoners», в работе над которым приняли участие его коллеги Мик Бокс, Ли Керслейк и Кен Хенсли. К 1976 году у Байрона обострились проблемы с алкоголем и вместе с ними — отношения с товарищами по группе. Однако его уход, в основном, предопределил инцидент с альбомом «High and Mighty», записанным по инициативе Байрона без продюсера и провалившейся в продажах. По окончании испанского тура в июле 1976 года Дэвид Байрон был уволен из «Uriah Heep». Певец записал с группой в общей сложности 9 номерных альбомов и один концертный релиз. Все эти пластинки в той или иной мере стали классикой хард-рока, особенно такие шедевры, как «Look at Yourself» (1971), «Demons and Wizards» (1972) и «The Magician's Birthday» (1972). После ухода из «Uriah Heep» Байрон вместе с гитаристом Клемом Клемпсоном (экс-«Humble Pie») и Джеффом Бриттоном (экс-«Wings») создал группу «Rough Diamond», выпустившую единственный альбом и вскоре распавшуюся. В 1978 году Байрон записал вторую сольную пластинку – «Baby Faced Killer», которая не имела коммерческого успеха. В 1981 году с молодым гитаристом Робином Джорджем Байрон организовал коллектив «The Byron Band». Группа выпустила синглы «Every Inch of the Living» и «Never Say Die», а также альбом «On the Rocks». Данный релиз стал последней прижизненной работой Дэвида Байрона. После ухода из «Uriah Heep» Кена Хенсли музыканты обратились к своему экс-вокалисту с предложением вернуться в состав родной группы, но гордый Дэвид ответил обескуражившим отказом. Проблемы Байрона, связанные с алкоголизмом, усугублялись. Он дал несколько неудачных концертов, один из которых, в клубе «Marquee», был сорван: певец потерял сознание уже через несколько минут после выхода на сцену. 28 февраля 1985 года Дэвид Байрон был найден мёртвым в своей квартире в Рединге. Причиной смерти стал сердечный приступ. Такие дела. К этому времени Байрон бросил пить; алкоголя в крови обнаружено не было; более того, в доме певца не нашли ни капли спиртного. Вскрытие показало, однако, что печень его была полностью разрушена…

Byron


Персона дня: David Byron (born David Garrick)


Диск в проигрывателе: URIAH HEEP – «Demons and Wizards» (1972)


Demons


Трек дня: «Easy Livin'»




CD

THE MATRIXX – «Живые, но мёртвые» (2013)

В творческой биографии 43-летнего Глеба Самойлова – почти четверть века участия в мегапопулярной группе «Агата Кристи», завершившей существование в 2010 году, два сольных альбома («Маленький Фриц» и «Свистопляска»), совместный проект с экс-лидером «Ва-Банка» Александром Ф.Скляром, посвящённый песенному наследию Александра Вертинского, а также нынешний проект под названием «The Matrixx», созданный в марте 2010 года и имеющий в дискографии уже три полновесных альбома, самый новый из которых – «Живые, но мёртвые» – увидел свет в октябре 2013 года. Группа, ранее называвшаяся «Глеб Самойлоff & The Matrixx», на новом витке развития укоротила своё название и, вопреки ожиданиям радикальных фэнов, зазвучала фактически неотличимо от «Агаты Кристи». Новый альбом вышел в нескольких вариантах: варианте виниловой пластинки (12 песен), варианте CD с трек-листом, содержащим 12 позиций, а также в эксклюзивной лимитированной CD-версии с 15-тью треками и вложенным в издание постером. Сегодня мы ведём речь как раз о расширенной версии релиза.

Матрикс


1. 0:0
2. Меня зовут
3. Доброе утро, товарищ мертвец
4. Москва-река
5. Новогоднее обращение
6. Романтика
7. Грех
8. Минус один
9. Без головы
10. Живые и мёртвые
11. Космический десант
12. 1:1

13. Bonus Track
14. Всегда
15. Психоделическое диско


Выпускающая фирма: «Союз Мьюзик»
Общее время звучания: 49.16
Погружение: 28.12.2013

На третьем альбоме «The Matrixx», как всегда целевом и в меру концептуальном, как всегда приперчённом "германизмами" и социо-культурными намёками, вольная или невольная ностальгия Глеба по временам «Агаты Кристи» проявилась в полный рост: помимо наличия в этой работе фактически неотличимого от легендарной «Агаты» саунда (клавишные доминируют и побеждают!) записаны и опубликованы аж две песни, не включённые в своё время в альбом «Эпилог»: «Романтика» и «Психоделическое диско». А, скажем, в акустических аккордах трека «1:1» слышится узнаваемая гармония песни «Два корабля», открывающей альбом «Ураган». Поклонники творчества музыканта также получили новую версию песни «Всегда» с официально не издававшегося и, вроде бы, утерянного сольного альбома «Свистопляска» (в далёком 1991 году этот трек носил название «Меня изнасиловали 10 человек»). В названии альбома, как и в заглавном треке, по давно устоявшейся традиции обыгрывается очередная литературная аллюзия – на сей раз это роман Константина Симонова «Живые и мёртвые», по сю пору считающийся одним из лучших произведений советской эпохи о Великой Отечественной войне. Право слово, Глеб Самойлов не был бы собой, если бы не нашпиговал очередную серию своих панк-готических опусов новыми мультикультурными отсылками – будь то вечно востребованный Всадник без головы или терзающая мозг хоррор-переделка «Упыри, упыри, успокойте солдат»… Что касается музыкальной составляющей, то, как уже было отмечено выше, песни «The Matrixx» (вполне предсказуемо, согласно ретрогрессии) зазвучали в духе 90-х годов и стали более доступны с потребительской точки зрения. «Матричный» фронтмен по-прежнему ориентируется на интеллектуально продвинутых тинейджеров, ценящих вкусное поэтическое слово (особенно – в чертовски качественной и лакомой в этом смысле песне «Грех») и здоровый чёрный юмор (фактически весь трек-лист). В качестве главных песен пластинки выделим «Меня зовут», «Новогоднее обращение», «Романтика», «Грех», «Без головы», «Живые и мёртвые», «Космический десант» и «Психоделическое диско». Интересным связующим ходом выглядит наличие треков «0:0» (короткое тягучее интро), «Минус один» и «1:1». Политики и социальщины стало гораздо меньше, нежели на двух предыдущих релизах (хотя она и занимает строго отведённое ей место, уже в начале диска цепляя фразой «Меня зовут Понаехали Тут»), что в данном случае, в общем-то, пошло на пользу. Налицо некое возвращение к корням и приверженность собственным эстетическим идеалам – и это можно лишь приветствовать. Что до массового восприятия данной работы, то - скорее всего - как и было обещано, «эстеты получат кастеты». Это альбом не для эстетов, а для непреклонных лабораторных исследователей, по-прежнему переслушивающих старую-добрую «Агату Кристи».



CD

Флэшбэки Сельского Гуру. Лучшее спустя 10 лет. «Всемирный розовый хрюк»

Появлением этого во всех смыслах рок-н-ролльного стихотворения я обязан группе «Pink Floyd», а точнее – эпическому 11-минутному треку «Pigs» («Three Different Ones») с пластинки «Animals» 1977 года выпуска. Насколько помню, это был самый первый из услышанных мной альбомов «Pink Floyd». Что касается песни «Pigs», то стих даже ритмически можно вместить в её размер и, при желании, спеть. Кодовой фразой, из которой всё проклюнулось, служит «You’re nearly a laugh, but you’re really a cry». Вторым источником вдохновения служит вечно актуальный «Скотный двор» Джорджа Оруэлла. А написан текст был в мае 2004 года, и до сих пор, не теряя драйва, состоит в моём личном списке творческих удач.

Сельский Гуру. «ВСЕМИРНЫЙ РОЗОВЫЙ ХРЮК»

Лягу спать - безмятежный, смирный,
А проснусь совсем далеко:
В городке, где идёт Всемирный
Конкурс розовых мясников -

Там, где змейками из бумаги
Все украшены тополя,
Где кругом - транспаранты, флаги,
И от танцев гудит земля.

Где повсюду, в порядке нормы,
Восхищают взор детворы
Тесаки всевозможной формы
И блестящие топоры...

Чуть оглохший от труб оркестра,
От салюта - почти слепой,
Я, не сделав ни шага с места,
Вдруг пойму, что зажат толпой.

Люди примут меня на плечи,
Понесут через площадь, вниз.
Там у нас состоится встреча
С претендентом на главный приз.

В мою честь он подбросит кепку,
Скажет: «Здравствуй, наш милый Друг!»
Поцелует, обнимет крепко…
И подвесит на острый крюк.


Хрюк!



CD

Флэшбэки Сельского Гуру. Лучшее спустя 10 лет. «Господь, переделай Еву!»

Продолжаем вспоминать самые запомнившиеся и самые легендарные тексты из проекта Сельского Гуру, которому исполнилось 10 лет. Сегодня – «Господь, переделай Еву!». Стихотворение было придумано хмурым утром 25 ноября 2003 года в метро – в вестибюле станции «Арбатская», неподалёку от которой я в те дни работал. В тот же день история была сделана. Ясно помню, как проступал этот текст – буквально строчка за строчкой, в непрерывном ритме. Рифмы тянулись друг к дружке, как любовник тянется к любовнице. Собственно, достаточно было увидеть внутренним зрением сценку, а дальше, как оно водится, всё само развернулось. В 2006 году некто Александр Волин прислал мне письмо из города Гамбурга. Так стало известно о тамошнем бардовском клубе, на сцене которого этот мой стих, а также «Квартал перевёрнутых улыбок» звучат как песни. Увы, записи или хотя бы ссылки на них я от этого господина так до сих по и не получил, но по сей день чрезвычайно заинтригован звучанием «Господь, переделай Еву!» в качестве романса.

Сельский Гуру. «ГОСПОДЬ, ПЕРЕДЕЛАЙ ЕВУ!»

«Господь, переделай Еву!» -
В сердцах говорит Адам, -
«Её так и тянет к древу
И к сочным его плодам.
Совсем не боится змея,
Живущего средь ветвей.
Три дня не в своём уме я:
Скажи - что мне делать с ней?»

Напротив - другая драма;
У Евы в росе чело:
«Отец, не позволь Адаму
Узнать про добро и зло!
Ложатся ему под ноги
Запретные всё плоды.
Ответь, о, Создатель строгий:
Есть шанс избежать беды?»

Что справа взывай, что слева -
Молчанье и тут и там:
Сидит без ответа Ева,
Смущён тишиной Адам.
Луч света в покровах низких
Блеснул - и опять погас.
Лишь щурясь, глядит из листьев
Лукавый змеиный глаз...



CD

Клуб громовержцев. МИК БОКС

«Увидев свет в маленькой круглой конторе, я тотчас почувствовал, что меня тянет к Урии Хипу, который словно привораживал меня к себе, и я вошёл туда. Я застал Урию за большой, толстой книгой, которую он читал с глубоким вниманием, водя длинным указательным пальцем вдоль каждой строки и оставляя на странице (в это я твёрдо верил) липкие следы, какие оставляет за собой улитка.
- Поздно вы работаете сегодня, Урия, - сказал я.
- Да, юный мистер Копперфилд, - отозвался Урия.
Взбираясь на табурет напротив Урии, чтобы удобнее было вести разговор, я заметил, что у него не было ничего похожего на улыбку и он мог только растягивать рот, причём на щеках появлялись две жесткие складки, по одной на каждой щеке, что и заменяло ему улыбку». Сегодня у всех нас есть повод перечитать «Жизнь Дэвида Копперфилда» Чарльза Диккенса, поскольку 9 июня 1947 года в Уолтемстоу (пригород Лондона, Англия) на свет появился Майкл Фредерик «Мик» Бокс — английский гитарист и автор песен, основатель и лидер группы «Uriah Heep», воспитанный на гитарной технике таких мастеров, как Джанго Рейнхардт, Барни Кэсселл и Лес Пол. В 1967 году 19-летний Мик Бокс сколотил в Брентвуде группу «Hogwash», с которой начал выступать в местных клубах и пабах. Впоследствии название трансформировалось в «The Stalkers». Когда из команды ушёл вокалист, барабанщик Роджер Пенлингтон предложил ему на смену своего кузена Дэвида Гэррика. Бокс и Гэррик за короткий срок стали крепким творческим тандемом, и вскоре группа получила новое название — «Spice», а Гэррик взял себе звучную сценическую фамилию Байрон. В 1969 году группа «Spice» получила название «Uriah Heep» в честь персонажа романа Чарльза Диккенса «Дэвид Копперфильд», и начался отсчёт долголетней истории этой славной группы, в официальной студийной дискографии которой на данный момент уже 25 полноформатных альбомов. Микс Бокс, единственный бессменный участник прославленного коллектива, игравший во всех его составах, проживает ныне в Северном Лондоне вместе с женой и сыном.

Мик-Бокс


Персона дня: Michael Frederick «Mick» Box


Диск в проигрывателе: URIAH HEEP – «Innocent Victim» (1977)


Innocent-Victim-(1977)


Трек дня: «Free 'n' Easy»




CD

Флэшбэки Сельского Гуру. Лучшее спустя 10 лет. «Не буди во мне Будду»

Написанное летом 2003 года стихотворение «Не буди во мне Будду», мне кажется, получилось очень концентрированным и осязаемым. Есть тут у меня отголосок обожаемого «Сиддхартхи» Германа Гессе и некое детское впечатление от «Книги джунглей» Киплинга… Всё здесь, действительно, окрашено своеобычной «ностальгией по востоку», как было сказано одной поэтессой после публикации. Неотвратимое, неизбежное для своего периода стихотворение – как змеиный укус и лёгкое позвякивание золотых звеньев в пыльной траве побеждённого джунглями города. Чувственный посыл этой магической стрелы очень хорошо приняли, и я всегда понимал – почему. Такое произрастает при жаркой Луне. Кстати, мало кто знает, что если присмотреться, в контуре этого текста можно легко разглядеть человеческий профиль.


Сельский Гуру. «НЕ БУДИ ВО МНЕ БУДДУ»

В доме, скрытом травой –
Приглашение к блуду.
Тигр укушен змеёй:
Не буди во мне Будду.

Пеплом вен окропим
Золотую посуду.
Даже если мы спим –
Не буди во мне Будду.

Лунным отблеском с плеч –
Безразличие к чуду.
Цепь сильнее чем меч:
Не буди во мне Будду.

Я рождён на войне.
Ты пришла ниоткуда.
Не буди во мне НЕ–
ПО
БЕ
ДИ
МОЕ!


– Буду!