?

Log in

No account? Create an account
christopher_d
23 Август 2016 @ 19:09






Кот-мухолов из такой породы котов,
Что, миновав окно, проходят сквозь стены.
Кот-мухолов от ушей до тёплых портов
Не практикует вид кота-джентльмена.

Может сидеть, наблюдая круженье ос,
Со стрекозою на неподвижном ухе.
Может, вздохнув, дать бабочке сесть на нос,
Но – ни одной не пропускает мухи.

Шкаф повалил и передвинул кровать.
Прыгал весь день вчера и прыгает снова.
Если тебе захочется рисовать,
Смело рисуй портрет кота-мухолова.






23 августа 2016 г.



Вот так я в своём сознании периодически ношу в легендарную редакцию "ЧИЖа" ("Чрезвычайно Интересного Журнала") на пятый этаж Дома компании "Зингер" на Невском свои невесть откуда берущиеся детские тексты. Ну, вижу я себя там, среди этой компании авторов.


Метки:
 
 
Настроение: highhigh
 
 
christopher_d
15 Ноябрь 2015 @ 18:59






Где повисшие в небе церквушки
На ветру отзываются тихо,
Жил и горя не знал аист Пушкин
С аистятами и аистихой.

В беге дней наслаждалось семейство
Кротким счастьем, дарованным свыше.
Райский сад их, возделанный вместе,
Стал гнездом на соломенной крыше.

Люди пришлые лишь удивлялись,
Задаваясь вопросом дурацким:
Почему звался Пушкиным аист?
Где у аистов с Пушкиным связка?

Орнитологи морщили веки,
На коллег с неприязнью глазея
В краеведческой библиотеке
И в безжизненных фондах музея.

Выпускницы филфака друг дружку
Щедро крыли изысканным матом:
Приколочен давно А.С.Пушкин
К диссертациям и рефератам!

На закате мясные волокна-
Облака плыли к центру Европы.
И таращились в синие окна
Телевизоры, будто циклопы.

Прел в окрестных сараях картофель,
И маячил поблизости где-то
Аистиный классический профиль
В форме вычурного пистолета.






15 ноября 2015 г.


Метки:
 
 
Настроение: highhigh
 
 
 
christopher_d
30 Август 2015 @ 14:08






Тебе вчера опять звонили,
И от молчанья стыли вены.
Есть слух, что мир заполонили
Шпионы огненной геенны.

Плащам мышиного покроя
Под стать штампованные лица.
В их арсенале – паранойя,
От них так просто не отбиться.

Шпионы огненной геенны
Хитры, коварны, безупречны.
Перемещаются сквозь стены,
Порою – слишком человечны.

В своём прокуренном подъезде
С одним из них ты пил кровь Бога.
Всего лишь шесть столетий вместе
Лицом к лицу – не так уж много.

Окно забилось пауками,
Но всё же, мельком, ты заметил,
Как там, за чёрными очками,
В воронках глаз смеялся пепел.






30 августа 2015 г.


Метки:
 
 
Настроение: highhigh
 
 
christopher_d
Вообще говоря, сказки Ганса Христиана Андерсена – отдельная тема для разговора в рамках нашего проекта. Настолько богатых эмоциональных впечатлений в историях других авторов нужно ещё поискать, а в сказках великого датчанина их хоть ложкой ешь. Сегодня захотелось вспомнить «Огниво» (1835) – историю, которая в своё время оказала на меня колоссальное воздействие. При этом детское восприятие Андерсена в моём случае цепко связано с иллюстрациями Анатолия Кокорина. Именно так, глазами художника Кокорина, я до сих пор склонен видеть эту во всех отношениях странную и завораживающую сказку…

Шёл солдат по дороге: раз-два! раз-два! Ранец за спиной, сабля на боку; он шёл домой с войны. На дороге встретилась ему старая ведьма - безобразная, противная: нижняя губа висела у нее до самой груди.
- Здорово, служивый! - сказала она. - Какая у тебя славная сабля! А ранец-то какой большой! Вот бравый солдат! Ну сейчас ты получишь денег, сколько твоей душе угодно.
- Спасибо, старая ведьма! - сказал солдат.
- Видишь вон то старое дерево? - сказала ведьма, показывая на дерево, которое стояло неподалёку. - Оно внутри пустое. Влезь наверх, там будет дупло, ты и спустись в него, в самый низ! А перед тем я обвяжу тебя веревкой вокруг пояса, ты мне крикни, и я тебя вытащу.
- Зачем мне туда лезть? - спросил солдат.
- За деньгами! - сказала ведьма. - Знай, что когда ты доберёшься до самого низа, то увидишь большой подземный ход; в нем горит больше сотни ламп, и там совсем светло. Ты увидишь три двери; можешь отворить их, ключи торчат снаружи. Войди в первую комнату; посреди комнаты увидишь большой сундук, а на нём собаку: глаза у неё, словно чайные чашки! Но ты не бойся! Я дам тебе свой синий клетчатый передник, расстели его на полу, а сам живо подойди и схвати собаку, посади её на передник, открой сундук и бери из него денег вволю. В этом сундуке одни медяки; захочешь серебра - ступай в другую комнату; там сидит собака с глазами, как мельничные колеса! Но ты не пугайся: сажай её на передник и бери себе денежки. А захочешь, так достанешь и золота, сколько сможешь унести; пойди только в третью комнату. Но у собаки, что сидит там на деревянном сундуке, глаза - каждый с круглую башню. Вот это собака! Злющая-презлющая! Но ты её не бойся: посади на мой передник, и она тебя не тронет, а ты бери себе золота, сколько хочешь!
- Оно бы недурно! - сказал солдат. - Но что ты с меня за это возьмёшь, старая ведьма? Ведь что-нибудь да тебе от меня нужно?
- Я не возьму с тебя ни полушки! - сказала ведьма. - Только принеси мне старое огниво, его позабыла там моя бабушка, когда спускалась в последний раз…




В сказке «Огниво», помимо трёх собак из залитого ослепительным светом параллельного пространства, есть ещё пара моментов, которые меня били электричеством не только в детстве, но и сейчас:

- Зачем тебе это огниво? - спросил солдат.
- Не твоё дело! - ответила ведьма. - Получил деньги, и хватит с тебя! Ну, отдай огниво!
- Как бы не так! - сказал солдат. - Сейчас же говори, зачем тебе оно, не то вытащу саблю да отрублю тебе голову.
- Не скажу! - упёрлась ведьма.
Солдат взял и отрубил ей голову. Ведьма повалилась мёртвая, а он завязал все деньги в её передник, взвалил узел на спину, сунул огниво в карман и зашагал прямо в город.


…И, конечно же, не по-сказочному кровавый финал:

За городом построили огромную виселицу, вокруг стояли солдаты и сотни тысяч народу. Король и королева сидели на роскошном троне прямо против судей и всего королевского совета. Солдат уже стоял на лестнице, и ему собирались накинуть веревку на шею, но он сказал, что, прежде чем казнить преступника, всегда исполняют какое-нибудь его желание. А ему бы очень хотелось выкурить трубочку, - это ведь будет последняя его трубочка на этом свете! Король не посмел отказать в этой просьбе, и солдат вытащил своё огниво. Ударил по кремню раз, два, три - и перед ним предстали все три собаки: собака с глазами, как чайные чашки, собака с глазами, как мельничные колеса, и собака с глазами, как круглая башня.
- А ну помогите мне избавиться от петли! - приказал солдат.
И собаки бросились на судей и на весь королевский совет: того за ноги, того за нос да кверху на несколько сажен, и все падали и разбивались вдребезги!
- Не надо! - закричал король, но самая большая собака схватила его вместе с королевой и подбросила их вверх вслед за другими. Тогда солдаты испугались, а весь народ закричал:
- Служивый, будь нашим королём и возьми за себя прекрасную принцессу!



Ганс Христиан Андерсен – «Огниво» (1835). Перевод Анны Ганзен

Ганс Христиан Андерсен (Википедия)

О художнике Анатолии Владимировиче Кокорине

Коллекция иллюстраций Анатолия Кокорина



 
 
Настроение: crazycrazy
 
 
 
christopher_d
Продолжаем детальный ретроспективный обзор библиографии Стивена Кинга, и сегодня, согласно хронологии, – один из наиболее известных и жутких романов мэтра, роман, который в оригинале был издан в 1983 году и известен у нас под названием «КЛАДБИЩЕ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ» («Pet Sematary»). Слово «кладбище» (англ. cemetery), специально написано с тремя ошибками (sematary), что не нашло отражения в русском переводе названия, но, впрочем, указано в тексте («Клатбище дамашних жывотных», или, в переводе А. Тишинина: «Хладбище домашних любимцев»). Это отображает детскую неграмотность, так как табличку на кладбище писали дети. В некоторых вариантах ранних русскоязычных переводов книга называлась «Кошачье кладбище». Идея произведения родилась у Кинга во время проживания в городке Оррингтон. Там он приметил маленькое кладбище домашних питомцев, построенное детьми. Могилы располагались в виде спирали, древнего символа бесконечности, а у входа висела вывеска: «Pet Sematary». Дом писателя находился возле дороги, по которой днём и ночью ездили тяжелые грузовики, и Кинг беспокоился, что на неё может выбежать не только кот Смэки, но и его сын Оуэн. Позже это нашло своё отражение в произведении. В романе имеют место отсылки к предыдущим книгам Кинга, в частности, упоминается бешеный сенбернар («Куджо») и городок Джерусалемс-Лот («Жребий»). В 1989 году роман был успешно экранизирован, а тремя годами позже имел коммерчески обусловленное кинематографическое продолжение.

Из Чикаго в Ладлоу (штат Мэн) переезжают врач-терапевт Луис Крид, его жена Рэчел (в девичестве Рэчел Голдмэн), их дети – дочь Эйлин (Элли) и двухлетний сын Гэдж, а также кот Уинстон Черчилль (или просто Чёрч). Мэнский университет, в котором Луис Крид нашёл себе работу по специальности, предложил Кридам семь вариантов жилья, в итоге выбор был сделан в пользу большого старинного дома в колониальном стиле, располагающегося по соседству с государственными землями, право на которые вот уже много лет отстаивают представители индейского племени микмаков. За домом расстилается большое поле, а за полем – лес, уходящий далеко за горизонт. Новое место, будто бы окружённое мрачной аурой, не сразу понравилось новосёлам, но после череды досадных неурядиц всё, вроде бы, вошло в будничную колею. Соседями семьи Кридов стала престарелая чета – 83-летний Джуд Крэндалл и его страдающая артритом жена Норма. Джуд Крэндалл расположил к себе Луиса, и тот стал частенько наведываться к старикам в гости. В скором времени Джуд познакомил Крида и его семью с местной достопримечательностью – навевающим необъяснимую тревогу кладбищем домашних животных, давным-давно устроенным детьми в лесу, неподалёку от настоящего кладбища. Через городок Ладлоу проходит скоростное шоссе, и зачастую переходящие его домашние питомцы попадают под колёса тяжёлых грузовиков, развозящих продукцию близлежащей фабрики… Экскурсия на звериное кладбище погружает в депрессию дочь Луиса, Элли. Она, впервые так близко и наглядно столкнувшаяся с понятием «смерть», беспокоится за судьбу своего любимого кота Чёрча. Остальные члены семьи также борются с одолевающими их противоречивыми ощущениями, связанными с этим кладбищем. Вскоре тревога закрадывается и в сердце поначалу скептически настроенного Луиса: его первый рабочий день в студенческом лазарете омрачается кошмарным происшествием. В автомобильную катастрофу попадает некий 20-летний Виктор Паскоу, и его, ещё живого, но с пробитой головой, приносят в университетский лазарет. Когда Луис оказался с окровавленным парнем один на один, тот, умирая, неожиданно называет врача по имени и произносит загадочные слова: «Это не простое кладбище… Земля твёрже человеческого сердца, Луис… Человек растит, что он может… и пожинает плоды… Индеец… принёс мне рыбу…» Луис пытается найти рациональные объяснения всему этому, но вскоре Виктор Паскоу, который к тому времени должен был находиться в морге, под покровом ночи является в дом Луиса и зовёт его за собой на старое индейское кладбище, тропа к которому ритуально отграничена от кладбища домашних животных грудой валежника (Луис поначалу принимает её за груду костей) и Мёртвой трясиной. Паскоу пытается предостеречь Луиса от какого-то необдуманного поступка. То, что видит и чувствует Луис этой ночью, вселяет в него первобытный ужас. Проснувшись утром, Луис спешит назвать ночное путешествие кошмарным сном, но моментально обнаруживает грязь на ногах, сосновые иголки в своей постели, а также многочисленные царапины на теле после прогулки по ночному лесу…

Дни между тем идут своим чередом, и однажды кот Чёрч, ставший слишком неповоротливым после кастрации, гибнет под колёсами грузовика. В это время Рэчел с детьми находится у своих родителей, с которыми Луис находится в состоянии «холодной войны» с самого дня свадьбы. Незадолго до этого происшествия Луис спас от сердечного приступа Норму, жену своего соседа Джуда Крэндалла, и тот, переживая за психологическое состояние обожающей Чёрча Элли, в знак благодарности за спасение Нормы решает открыть Луису местную тайну: индейское кладбище имеет свойство воскрешать тех, кто на нём похоронен. Некоторые жители Ладлоу ранее возвращали своих питомцев, да и сам Джуд вернул в своё время к жизни любимого пса. Луис и Джуд совершают обряд погребения кота на индейском кладбище, и вскоре Чёрч возвращается. Но это уже не тот Чёрч, которого все любили: вернувшийся с кладбища кот источает запах смерти и мало чем походит на прежнего домашнего питомца. Вернувшись домой, Рэчел и Элли начинают подозревать изменения в поведении кота, но Рэчел пока не догадывается об истинном положении вещей, тогда как Элли во сне видит пророчекие сны и предостерегающий от необъяснимой беды призрак незнакомого ей Виктора Паскоу. Вскоре умирает Норма Крэнделл, а вслед за этой смертью приходит смерть более чудовищная: убегая во время игры от отца, двухлетний Гэдж каким-то сверхъестественным образом оказывается на шоссе и моментально гибнет под колёсами скоростного грузовика. Семья погружается в глубокую депрессию, к тому же, во время похоронной церемонии окончательно портятся отношения и без того не переносивших друг друга тестя и зятя. Луис Крид вынашивает планы воскрешения сына, но от этого его пытается предостеречь Джуд Крэндалл. Исчерпав все иные аргументы, он рассказывает Луису трагическую историю Тимми Батэрмена, погибшего на войне и погребённого отцом на пресловутом индейском кладбище. Тимми воскрес, но принёс живым только самое худшее, вскрыв их тайные помыслы и пороки. Но предостережения старика оказались напрасны. Не в силах пережить утрату сына и всячески уговаривая себя, Луис выкапывает тело Гэджа из могилы и устраивает перезахоронение на индейском кладбище, по дороге едва не столкнувшись с величественным духом Вендиго – зловещим хозяином этих магических мест… Ничего хорошего из воскрешения Гэджа не получается. Он воскресает и первым делом похищает из сумки отца скальпель, которым убивает сначала Джуда Крэндалла, а затем и собственную мать. Помощником Гэджу, в теле которого буйствует древний индейский дух, становится кот-изгой Чёрч. Луис, поняв необратимость произошедшего, набирает в шприц морфий и усыпляет убийственной дозой сначала кота, а затем и Гэджа, который уже не является самим собой. Друг семьи Кридов, Стив Мастертон, становится свидетелем пожара, в котором Луис уничтожил останки тел, а также необъяснимого бегства обезумевшего Луиса в сторону лесной тропы, ведущей на кладбище. Будучи маниакально убеждённым в том, что если похоронить умершего как можно скорее, то воскресший не будет отличаться от живого, Луис Крид относит на индейское кладбище тело своей жены. И Рэчел возвращается домой…

Оценка по десятибалльной шкале: 10/10.

«Земля твёрже человеческого сердца, как земля в этих старых индейских могилах. Человек растит, что он может… и пожинает плоды»



Стивен Кинг – «Кладбище домашних животных» (Википедия)

Стивен Кинг – «Кладбище домашних животных» (текст в русском переводе под названием «Хладбище домашних любимцев»)

О фильме «Pet Sematary» (1989, Мэри Лэмберт)


 
 
Настроение: shockedshocked
Музыка: Ramones - "Pet Sematary"
 
 
 
christopher_d
Дочитал, наконец, эпический цикл Фрэнка Герберта (Frank Patrick Herbert 1920-1986) «Хроники Дюны», в частности, две завершающие цикл книги: «Еретики Дюны» и «Капитул Дюны». На мой взгляд, Герберту нужно было остановиться на «Боге-Императоре Дюны» - настолько два последних романа стилистически обособлены от первых четырёх книг. Хотя, конечно, многие ниточки сходятся именно в завершающих частях.


«Еретики Дюны» («Heretics of Dune», 1984): Великий Голод последовал за смертью Лето II. Миллиарды людей вынуждены были покинуть миры Старой Империи в поисках нового счастья. Эта эпоха вошла в историю под названием «Рассеяние». Никто не знает, где теперь границы обитаемой Вселенной. Никто не знает, какие новые угрозы таит в себе эта пугающая бесконечность холодного космоса. Но становится известно, что спустя полторы тысячи лет после своего ухода некоторые люди начинают возвращаться. И отнюдь не с благими намерениями нести мир и просвещение.

Новые виды оружия, новые способности человеческого организма — вот что видят перед смертью жертвы тех, кто возвращается из Рассеяния. Но есть и те, кто не хочет становиться жертвой. Они противопоставляют свое оружие, среди которого есть и очередной гхола Дункана Айдахо, и величайший военный стратег Майлс Тег, и маленькая девочка Шиана с пустынной планеты Ракис — девочка, которой подчиняются песчаные черви, несущие, согласно легенде, осколки сознания Лето II.

«Капитул Дюны» («Chapterhouse Dune», 1985): Бене Тлейлаксу, планета Ракис и еще множество других планет, организаций и людей уничтожены Досточтимыми Матронами. Ордену Бене Гессерит удаётся воспроизвести гхола погибшего военачальника Тега, Шиана становится самой молодой Преподобной Матерью в истории, а Мурбелла проходит обучение, чтобы также стать Преподобной Матерью. Все это — составные части плана Верховной Матери Дарви Одраде. Плана, который является единственной возможностью уцелеть под беспощадным натиском Досточтимых Матрон. Но в дело вмешиваются новые факторы — таинственные Дрессировщики, футары, биологическое оружие, Сеть и кто-то ещё.

Что касается «видеоряда», то память моя зафиксировала примерно следующее: 12-й гхола Дункана Айдахо. Планета Гамму. Маленькая девочка Шиана Браф, обладающая удивительной способностью управлять гигантским червём (Шайтаном). Память о Тиране. Преподобная мать Швандью. Селекционная куртизанка Одраде (она же - Дарви), её мать Сибия. Великий Голод, Рассеяние. Дар и Тар. Майлс Тег приставлен к Дункану учителем. Священники, Шиана и Бог-червь. Картина Ван Гога. Кресла-собаки. Слиньи, медленно ползающие существа – результат скрещивания свиньи и слизня. Заключение союза между Бене Тлейлаксу и Бене Гессерит. Шлюхи Рассеяния: вражда с Бене Гессерит из-за Пряности. Процедура пробуждения гхола Дункана. Лицедел Альбертус на службе Одраде. Обнаружение сиетча Табр – места, где Тиран Лето II сделал когда-то тайник Пряности. Слово «арафель» - тёмная туча на краю вселенной. Шайтан, император геенны. Разрушенный человек. Джафа Муззараф. Барония Харконненов. Преподобная Мать Одраде. Гхола Майлса Тега в теле 4-летнего мальчика. Дитя Моря. Луцилла. Общение с Ридулианским кристаллом. Иудейство. Тайный Израиль. Ребекка и Раввин. Дортуйла, советница Одраде. Футары – существа из семейства кошачьих с человеческой внешностью. Другая Память с Лампадас. Рабы-амфибии для сбора камней су. Дрессировщики. Биологическое оружие. Убийство Преподобной матери Луциллы. Досточнимая матрона – Королева Пауков. Дневники Льва Николаевича Толстого (!). Требо и Шиана. Статуя «Пустота». Испытание юного гхола Тега. Тег и Шиана. Мурбелла: испытание Пряностью. Грааль в голове. Сжигание планет. Смерть Королевы Пауков. Хроника битвы. Полёт.

ВИКИПЕДИЯ: Фрэнк Герберт

Цикл Фрэнка Герберта «Хроники Дюны» на сайте «ЛАБОРАТОРИЯ ФАНТАСТИКИ»


 
 
 
christopher_d
29 Сентябрь 2007 @ 22:43
Тут обнаружился чисто филологический казус, кто разбирается в вопросе – может, поможет уловить разницу… Ну, вот, допустим, первый же подвернувшийся пример. Автор текста – Михаил Булгаков, повесть «Дьяволиада» (1923). В центре событий - два героя: инфернальный заведующий Кальсонер и гоняющийся за ним делопроизводитель Варфоломей Коротков. Опечатки исключены, проверено по нескольким изданиям.
В данном случае это: «Русская мистическая проза» (антология в трёх томах), том третий (М.: «Литература», «Мир книги», 2004). Вот два фрагмента из главы V («Дьявольский фокус», стр. 412), суть вопроса – в выделенных словах:

Невыносимый треск машин стоял в воздухе, и виднелась масса голов, - женских и мужских, но Кальсонеровой среди них не было…

Далее, через пять абзацев:

«Голос тоже привязной», - стукнуло в коротковском черепе.

Итак, голова Кальсонерова, но коротковский череп !

Берём справочник по русскому языку (в данном случае - Т.Шклярова, М., «Грамотей», 2004). Раздел «Имя прилагательное», притяжательные имена прилагательные (являются разновидностью относительных и выражают принадлежность чего-либо лицу или животному).

Образуются:
а) от одушевлённых имён существительных при помощи суффиксов –ОВ-, -ЕВ-, -ИН-, -ЫН-, -ИЙ-. Например: Петр – петров, дядя – дядин, заяц - заячий;

б) от фамилий и названий населённых пунктов при помощи суффикса -СК- (-ОВСК-, -ИНСК-, -ЕНСК-). Например: Чехов – чеховский, Саратов – саратовский, Петр – Петровский, Чита - читинский.

Правописание притяжательных имён прилагательных: притяжательные прилагательные на -ОВ- (-ЕВ-), -ИН-, образованные от собственных имён, пишутся с заглавной буквы. Например: Сашина игрушка, Егоров портфель.

Итак, как видим, Михаил Афанасьевич абсолютно правильно всё употребил. В справочнике тоже – никаких видимых противоречий. Я только никак не могу уловить нюанс, который опущен в справочнике (в идентичных, блин, примерах: Егоров - чеховский!) Почему, всё-таки, Кальсонер – Кальсонеров, но Коротков – коротковский?

Дело в суффиксе, что ли?..



 
 
Настроение: stressedозадаченное