Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

CD

Крик





В схватке с февральским дождём житель столичный –
Ты в переулок шагнёшь. Наледи, двери…
Вряд ли забудешь, как дом вскрикнул по-птичьи,
Как ты застыл, ушам своим не поверив.

Выдохнул пар. На каприз погоды в обиде,
Перекрестил тишину фразочкой меткой,
Как усмехнулся в шарф, а после увидел
Голубя между стеной и строительной сеткой.

В незастеклённом окне гасли минуты.
Плакало небо и таял след самолёта
Там, в голубиных зрачках, – упрёком кому-то.
Только никто не ведал, кто этот кто-то.

В миг, когда всё вокруг, как рана, сочилось
Этим, на уровне крыш, триумфом бессилья,
Сердце в твоей груди, сверкнув, превратилось
В ком узловатых лап и скрученных крыльев.






27.02.2012


Christopher Dolphin

Зацепка № 15. Легенды аэродрома

Чтобы попасть на лётное поле аэродрома, в окрестностях которого мы долгое время жили, нужно было всего-навсего пройти через ворота. Машина туда проехать без особой надобности не могла (ворота почти всегда были на замке), а если надо пройти на аэродром через распахнутую настежь металлическую дверцу – всегда пожалуйста. Все, кто там жил неподалёку, летом ходили купаться на Москва-реку – напрямик через нашпигованное маркировочными треугольными знаками травянистое поле (под этими знаками-призмами, как в маленьких домиках, можно было пересидеть внезапную грозу) и заасфальтированный пятачок, заполненный фанатами авиационного моделирования, неустанно запускающими свои крэйзи-верещалки и, что во мне всегда вызывало особый восторг, воздушных змеев.

На обочине поля со стороны шоссе возвышалось похожее на огромный корабль здание какого-то НИИ, и в обеденный перерыв его работники гуськом бегали сначала на речку, затем назад. Всеобщим центром внимания аэродром становился раз в год – в День авиации, когда со всей Москвы и области туда съезжалась уйма не искушённого в культурных развлечениях народа на авиационный праздник. Аэродром околдовывал запахом трав и полевых цветов. Аэродром окрашивал души в одуванчиковый цвет. Аэродром был частью жизни. В конце лета на необъятном, как тогда казалось, поле производился механизированный покос травы, а ещё я постоянно тренировался там с футбольным мячом, всерьёз готовясь стать полузащитником «Спартака».

Были и всякие леденящие кровь легенды, связанные с аэродромом и обычно рассказываемые тихим голосом - о секретной станции метро, о Заблудившемся лётчике, который хочет, да всё не может вернуться из своего затянувшегося на долгие десятилетия полёта, о тех, кого можно поздним вечером встретить ЗА ДАМБОЙ... Ну, а самое запавшее в память располагалось непосредственно перед въездом на лётное поле. Именно там находился «портал ужаса», миновать который не всегда удавалось без внутреннего содрогания. Это были какие-то мастерские и, судя по всему, гаражи мусоросборников, являвшиеся местом обитания агрессивнейшей своры собак. Собакам было тесно внутри, и они периодически выскакивали за границу своего беснующегося «портала» в наш спокойный мир. Самое жуткое впечатление оставляли огромные окровавленные кости, которые омерзительно пахли и постоянно валялись у дверей этих мастерских. Порой среди собак появлялись какие-то бородатые мужики, и лай от этого лишь становился громче. Но иногда все двери были заперты, и в такие дни ничто не напоминало о беснующейся собачьей своре. Можно было спокойно пройти мимо, с осторожностью вглядываясь в небольшой мерцающий зазор, лишь пару раз услышав, как под кедами хрустнул тщательно обглоданный хрящик. Путь в беззаботный солнечный мир снова был свободен. Но самое примечательное во всей этой истории то, что МАСТЕРСКИЕ, ЗАПОЛНЕННЫЕ СВОРОЙ БЕСНУЮЩИХСЯ СОБАК И КРОВАВЫМИ КОСТЯМИ, НИКОГДА НЕ ВЛАДЕЛИ МОИМ ВНИМАНИЕМ НА ОБРАТНОМ ПУТИ. Их в новом фокусе зрения будто бы не существовало..



CD

ОЛЬГА АРЕФЬЕВА и КОВЧЕГ– «Авиатор» (2010)

Даже если включать в студийную дискографию Ольги Арефьевой авангардный релиз «Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной», являвшийся сопроводительным саунд-треком к одноимённой книге (как такового песенного материала диск не содержал), то с момента его выхода прошло уже три года. Если же вести отсчёт по номерным песенным студийным альбомам, то изданный в сентябре «Авиатор» - седьмой в ряду альбомов «Колокольчики» (1994), «Батакакумба» (1995), «Божия коровка» (1999), «Регги левой ногги» (2000), «Кон-Тики» (2004) и «АиБ» (2006). Соответственно, с момента выхода предыдущего номерного альбома прошло четыре года. Солидный срок, после которого у слушателя появляется немалый шанс с кайфом вкусить от созревшего плода и оценить творческий вклад. В случае с альбомом «Авиатор» всё сложилось по канону: время ожидания нового электрического альбома «Ковчега» себя оправдало.



1. Авиатор
2. Голем
3. Ефросинья
4. Саван
5. Асимметрия
6. Птичка
7. Длинная
8. Сансара
9. Вавилон
10. Начинай
11. Семь с половиной


Выпускающая фирма: «Отделение Выход»
Общее время звучания: 56.25
Формат издания: подарочный вариант
Погружение: 14.11.2010

Уже по графическому изображению заголовка на обложке видно, что в данном случае «Авиатор» имеет отношение вовсе не к одноимённой биографической «оскароносной» кинодраме Мартина Скорсезе с Леонардо ДиКаприо и Кейт Бланшетт в главных ролях, а к бывшему участнику культовой ленинградской рок-группы «АВИА» Антону Адасинскому, ныне являющемуся лидером театральной группы «DEREVO» и соратником Ольги Арефьевой, которая сама, помимо рок-группы «Ковчег», с некоторых пор возглавляет снискавший определённый успех театральный коллектив «KALIMBA». Завершающая диск акустическая эпохалка «Семь с половиной» не оставляет в том никаких сомнений («Его звали, скажем, Антоном, он, конечно, был маг и актёр. По средневековым законам ему мог бы светить костёр. Он умел вызывать затменья, смех и ветер, слёзы и дождь, хоть он делал это на сцене – инквизицию не проведёшь…»). Звукорежиссёром альбома стал бас-гитарист нынешнего состава «Ковчега» Сергей Суворов, и его работе (как и работе всех музыкантов группы) можно поаплодировать. Новые песни Ольги Арефьевой представлены в привычном для поклонников «Ковчега» виде так называемого «интеллектуального мэйнстрима» - это значит, что при их прослушивании фэны не испытают дискомфорта восприятия, получив ту самую Ольгу Арефьеву, которую они любят и знают. На этот раз очень большой объём в песнях – гораздо больше, нежели раньше – занимает текст, вследствие чего треки длятся не менее 5-7 минут. Ольга и сама постоянно употребляет в своих новых произведениях слово «поэт», причём, в цепкой связке с местоимением «я», так что в этом смысле всё стало гораздо серьёзнее прежнего. Почти все песни на «Авиаторе» – традиционные «арефьевские» хиты или эпические полотна. Заглавному треку будто бы не хватает лаконичности и душевой искры (но он, всё же, задаёт тон всей программы), в «Големе», помимо естественных ассоциаций с творчеством Густава Майринка, слышится намёк на персону и творчество К.Кинчева, «Ефросинья» отсылает к «Рэгги-Ковчегу» в его лучшем проявлении и – к предыдущей работе, упоминавшейся мною выше, «Саван» погружает в задумчиво-философское русло, блюзовый опус «Птичка» с узнаваемым звучанием виолончели Петра Акимова выуживает из подсознания творчество легендарной московской группы «Вежливый отказ», «Длинная» - это уже славянский блюз (по духу и концепции чистый «Блюз-Ковчег» конце девяностых годов), темповый панк-хит «Сансара» не столь уж лёгок для мозга, как может показаться с первых аккордов, а песня «Вавилон», при всей своей потенциальной хитовости, слушается как-то вяло. Отдельного внимания требует к себе композиция «Асимметрия» - это, как раз, нечто новое и непривычное в творчестве Ольги Арефьевой, дерзнувшей опробовать (по-моему, очень даже удачно) стилистику R`n`B. По эпическому и драматургическому размаху это можно сравнить разве что с балладами Янки Дягилевой или громоподобно-экзистенциальным «Русским полем экспериментов» Егора Летова. Что же касается Смыслового Центра альбома, то он, по-моему, территориально размещён в композиции «Начинай» (возможно, я заблуждаюсь). Одним словом, альбом «Авиатор» весьма мощен и скрасит будни всем соскучившимся по качественному русскоязычному року поклонникам, особенно, поклонникам творчества Ольги Арефьевой. Хотя даже ей не удалось избежать сообразна, чтоб не использовать довольно распространённый неблагозвучный фонетический стык «как ангел» (трек «Семь с половиной») – но ведь именно такие неуловимые несовершенства и не дают нашим любимым артистам бронзоветь и уныло превращаться в ходячие памятники самим себе. Вооружимся на этот случай юмором из наших порядком истрепавшихся неприкосновенных запасов.

Кинь бабе лом!