christopher_d (christopher_d) wrote,
christopher_d
christopher_d

Category:

Стал Горцем. Свежая публикация

Я всегда ратовал за интернациональное сотрудничество как в творчестве, так и в обыденной жизни. Попросту не приемлю сам факт существования географических границ и, тем паче, надуманных условностей. В этой связи посчитал настоящим подарком поступившее предложение публикации своих поэтических работ в Кавказской литературно-художественной газете с гордым названием «ГОРЦЫ». Вчера получил доставленные из Махачкалы авторские экземпляры изданного в марте 27-го номера (газета выходит в свет с февраля 2009 года) - публикация тиражом 1000 экз. состоялась! Наряду с произведениями коллег по поэтическому призванию, а также с материалами о Семёне Гейченко и Алексее Германе-старшем, вся пятнадцатая полоса отдана под мои стихи. Считаю этот факт для себя почётным. В подборке 15 текстов, созданных в разные годы. По преимуществу, лирика, но есть и юмор, и немного мистики, включая мало кому пока известную «Московскую потустороннюю трилогию». Всё – из категории «лучшее». Особый сюрприз, о котором не было предварительной договорённости – сопутствующая «Неоновому Минотавру» репродукция известной картины Эдварда Бёрн-Джонса «Тезей в Лабиринте».



Горцы-2013



GORTSYweb

Игорь Шамарин родился в 1976 году в Москве. Начал сочинять стихи в возрасте 12 лет под воздействием поэзии Андрея Вознесенского, и по сей день считает себя последователем этого замечательного мастера. Во время учёбы на филологическом факультете МПГУ Игорь, помимо стихов, начал сочинять песни, которые в конце 90-х годов составили основу репертуара двух московских рок-групп – «Апокриф» и «Каземат». Группа «Каземат» под творческим руководством Игоря Шамарина получила определённую популярность в кругах столичного рок-андеграунда конца 90-х – информация об этом коллективе включена в несколько известных российских рок-энциклопедий. С 2003 года, помимо неизменного музыкального поприща, Игорь Шамарин ведёт активную поэтическую деятельность на виртуальных страницах Интернета: его поэтические работы можно встретить размещёнными на основных профильных порталах как под настоящим именем, так и под псевдонимами Сельский Гуру и Христофор Дельфин. В 2006 году увидел свет первый печатный авторский сборник Игоря Шамарина – «Шифры и Тексты», в который включены как стихи, так и тексты песен. В 2011 году Игорь принял участие в коллективном сборнике первого выпуска проекта «Пересечение границ» (в рамках издательской серии «Современная литература в Интернете»). Сегодня автор готовится представить поклонникам своего творчества программу новых песен, а также собирает материал для своего второго поэтического сборника и для уникальной в своём роде книги песен – к грядущему 20-летию сценической деятельности.

Игорь Шамарин. «НО ВНОВЬ – ТЕПЛО ПРОТЯНУТОЙ РУКИ...»


Тигр опалённых снегов

К одеждам – пух, отринутый орлом,
И каждый камень – шаток, только тронь!
Шерп-восходитель смотрит сквозь разлом,
Протягивая мне свою ладонь.

В его глазах – сорвавшаяся вниз
Лавина снега, опалённых чувств…
Я вижу свет – невольный альпинист:
Шаг, передышка, и ещё чуть-чуть.

Не скажем вслух, искатели тропы,
Как проступали знаки на горе,
Как с каждым метром рассыпался в пыль
Очередной священный оберег.

Как звал обрыв языческих чудес,
И трос внезапно превращался в нить…
И плавил кожу православный крест,
Врезая в грудь – «Спаси и Сохрани».

По сетке вен – непостоянный ток,
Пар тропосферы холодит виски.
Лёд, облака, и сломан альпеншток…
Но вновь – тепло протянутой руки.

Мой проводник. Такой глубокий взгляд…
Глаза в глаза, до солнечной росы.
Рука – в руке: ладони бороздят
Совпавшие, тигровые рубцы.

Господь, переделай Еву!

«Господь, переделай Еву!» -
В сердцах говорит Адам, -
«Её так и тянет к древу
И к сочным его плодам.
Совсем не боится змея,
Живущего средь ветвей.
Три дня не в своём уме я:
Скажи - что мне делать с ней?»

Напротив - другая драма;
У Евы в росе чело:
«Отец, не позволь Адаму
Узнать про добро и зло!
Ложатся ему под ноги
Запретные всё плоды.
Ответь, о, Создатель строгий:
Есть шанс избежать беды?»

Что справа взывай, что слева -
Молчанье и тут и там:
Сидит без ответа Ева,
Смущён тишиной Адам.
Луч света в покровах низких
Блеснул - и опять погас.
Лишь щурясь, глядит из листьев
Лукавый змеиный глаз...

Смена вахты

Пригласишь его в дом – он покорно войдёт,
Плащ на цепь посадив, будто пса.
Шляпа в грубых руках будет пахнуть как мёд,
В мягком свете оттают глаза.

Здесь бельё на прищепках, здесь шорох газет,
В жёлтых яблоках стол у окна.
Вот скамья. Он не чувствовал тысячу лет,
Как к стене прирастает спина!

Чай с вареньем, - и дался тебе этот чай! -
Ты, вздохнув, улыбнёшься, как встарь.
А потом будешь стаскивать кофту с плеча.
Лопнут бусы, и вспыхнет янтарь…

…Поцелуи его холодны как роса,
И дыханье дождя со двора…
Вдруг кукушка, проснувшись в старинных часах,
Даст вам знать, что расстаться пора.

Грянет гром, и когда снова будет невмочь,
И луна раздвоится в воде,
Он останется в доме. А ты юркнешь в ночь,
Краем юбки подсолнух задев.

Алхимия гномов

За маленькой дверью –
Часть мира иного.
Послушай, ты веришь
В алхимию гномов?

В руке карандаш –
Он тяжёлый, как камень.
Свет вспыхнет, когда
Буквы станут жуками.

В стаканчик из глины
Пять капель накапай!
Пишу своё имя,
Как курица, – лапой.

Дикий рыцарь Дон Кихот

В целом выглядит неплохо,
Хоть небрит который год;
Он сродни чертополоху –
Дикий рыцарь Дон Кихот.

Сжав копьё, обводит поле
Взглядом бешеной лисы.
«Передохли все тут, что ли?» -
Ухмыляется в усы.

«Дайте нечисть, хоть какую –
Ох, запляшет у меня!!!»
Видит мельницу. Ликует.
Направляет к ней коня.

И напрасно Санчо Панса
Крутит пальцем у виска:
В планах буйного испанца –
Не пшеничная мука.

Там другое: кольца дыма,
Вкус столетнего вина,
Аппетитные налимы,
И подворье, и луна.

И ветвистая аллея,
И прогулка налегке…
И сеньора Дульсинея
С колокольчиком в пупке.

Берега-обереги

Там, где волны печали
Вечереют в разбеге,
Нас с тобой повенчали
Берега-обереги.

Удивительный случай -
Ни моста, ни парома.
Только звёзды да тучи
В синем логове грома.

Только мокрые лица,
Только в родинках плечи;
Ливнем смыты границы...
Шаг друг другу навстречу...

Где трепещут в поклоне
Серебристые ивы,
Ты поймала в ладони
Поцелуй торопливый.

И, немея от счастья
Просто быть с тобой рядом,
Я сказал тебе: «Здравствуй!»
Ты ответила взглядом -

О тревожном отныне
Ломком мартовском снеге:
В нём нас знали иными
Берега-обереги.

Мороженое на аттракционе

Ты ешь мороженое на аттракционе,
Ты предоставлена весь день самой себе.
А он, как сыщик, за тобой одной шпионит,
В бинокль рассматривая пирсинг на губе.

Тебя морочит и колбасит не по-детски,
Ты до мурашек обожаешь высоту.
А он такие присылает эсэмэски,
Что ты, читая их, краснеешь на лету.

И знак вопроса, полосатый, будто шершень,
Мелькает рядом, в веренице жарких лиц.
В конце концов, в Москве так много сумасшедших!
Забил стихами весь мобильник мистер икс.

Аттракцион горит огнями. Ты – в нирване.
Преград космическому нету кораблю!..
А на заляпанном мороженым экране
Бликует радужное: «Я тебя люблю!»

Музыка над городом

Страшась укладов тутошних,
Чирикали по-птичьи мы.
А он играл на дудочке,
Загадочно улыбчивый.

Вплетали бисер в бороды,
Лепили жизнь из мусора,
А тот чудак над городом
Вставал – и делал Музыку.

И в каждого волна своя
Вливала ощущение –
Какое-то опасное
И, вместе с тем, волшебное.

И сонные прохожие
Верхом на мыслях ехали,
И двери осторожные
В мир открывались нехотя.

Цветные меркли стёклышки,
Лишались смысла шуточки.
Все думали – он чокнутый,
А он играл на дудочке.

…И где-то ива плакала,
Светясь слезами чистыми.
И дудочка в руках его
Вновь обрастала листьями.

Конь золотой

Блеском будто бы вышит -
Так, что тают зрачки.
Конь, откуда ты вышел?
Из золотой реки?

Точно к краю обрыва
Встал - не сдвинешь никак.
Рыжим пламенем - грива
В звёздах и васильках.

Счастлив тот, кто не знает
Весь секрет наперёд:
Кто тебя повстречает -
Никогда не умрёт.

Крик

В схватке с февральским дождём житель столичный –
Ты в переулок шагнёшь. Наледи, двери…
Вряд ли забудешь, как дом вскрикнул по-птичьи,
Как ты застыл, ушам своим не поверив.

Выдохнул пар. На каприз погоды в обиде,
Перекрестил тишину фразочкой меткой,
Как усмехнулся в шарф, а после увидел
Голубя между стеной и строительной сеткой.

В незастеклённом окне гасли минуты.
Плакало небо и таял след самолёта
Там, в голубиных зрачках, – упрёком кому-то.
Только никто не ведал, кто этот кто-то.

В миг, когда всё вокруг, как рана, сочилось
Этим, на уровне крыш, триумфом бессилья,
Сердце в твоей груди, сверкнув, превратилось
В ком узловатых лап и скрученных крыльев.

Ей снятся седые волки…

Ей снятся седые волки
Которую ночь подряд,
Больница в дальнем посёлке
И ржавый свет фонаря.

Поверх одеяла – шуба.
Медбрат, таблетки в горсти…
И чьи-то бледные губы,
Что тихо шепчут: «Прости!»

Казённый листок с печатью
И женский плач ни о ком…
И зеркало над кроватью –
С отколотым уголком.

Полёт

Сквер исхлёстан сырой листвой.
И, одетые в голубое,
В час предутренний над Москвой
Проявляются эти двое.

Нет ни птиц, ни собак окрест.
Электричество еле дышит.
Первый делает пробный жест,
Пролетая над ветхой крышей.

Оборачиваться назад,
В сумрак всматриваться сурово
Нет нужды: вслед горят глаза
Настигающего, второго.

В заточеньи вопит душа.
Может, с небом сравнять аллею,
Чистопрудный бульвар, как шарф,
Намотав в три кольца на шею?

Щёлкнем пальцами – ах! – круги
В облаках нарезают ловко
Колокольни, кафе, ларьки
Над Пречистенкой, над Покровкой…

Станем копиями людей.
В свет одетые, как в плаценту,
Пронесёмся – ты видел? где??? –
По окраинам и по центру.

Снизу вверх прошерстим Арбат,
И Варварку, и Сивцев Вражек…
И, неузнанными, назад –
Под защиту незримых стражей.

Где-то подведена черта,
И загадка, увы, простая.
Город подлинный – здесь! А там
Чуть подуешь – всё тотчас тает.

Засада

Небо майское в плотной вате.
Дождь - в пути. Но ещё пока
Нарисована на асфальте
На задворках «ВДНХ»

Колоссальных размеров зебра.
В ярких отблесках от копыт -
Взглядом тающим, иноземно
С тротуара на мир глядит.

Здесь дорогам лицо меняли.
Прикипела, как тень к кусту!
Всяк, касаясь её ступнями,
Спотыкается на лету.

Вековечной, щемящей грустью,
Полосатой верна судьбе.
В душу вцепится - не отпустит,
С полдороги вернёт к себе!

Ты из тех, кто на зов вернётся -
Нарушитель земных границ.
И студёное лопнет солнце,
И качнётся куда-то вниз.

Безразлична к любой погоде,
Зебра - хитрый манок. Держись!
Здесь, на втоптанных в плач угодьях,
Испокон отбирают жизнь.

Здесь загонщик, псоглавый мальчик,
В лабиринте пустых дворов
Красным мелом ладонь испачкав,
Ждёт в засаде. Рисует кровь...

Вечность

Через туман, как ладонь костра,
По проводам, как ток –
В дом её на Воробьёвых горах,
Где не живёт никто.

Где в сентябре «на бровях» Москва
И в дождевой воде
Души срываются на асфальт
Россыпью желудей.

Он повстречал её наугад
Около МГУ,
Взяв на прицел удивлённый взгляд
Снайперски, на бегу.

Много с тех пор разразилось гроз –
Каждый хлебнул сполна.
Он в темноту задавал вопрос:
Господи, кто она?..

Звёздная ночь и луна в окне…
Платье у смуглых ног…
Мог прикасаться к её спине,
Видеть лица не мог.

Пыльные ставни, дощатый пол,
Лампочка в сорок ватт.
Он в этот дом будто в храм вошёл
Вечность тому назад.

Канули жизни. Иной теперь
Шепчет: «Приди, любовь…»
Скрипнув, на миг приоткрылась дверь…
И затворилась вновь.


Неоновый Минотавр

Обрушилась темнота,
И ясно, что здесь не один ты:
Неоновый Минотавр
Зажёгся в конце Лабиринта.

Ты смотришь по сторонам –
Жизнь стала спрессованным часом:
Куда ни взгляни – стена
Из лиц в безобразных гримасах!

Сбывается наяву –
Куда обречённому деться? –
Фатальное deja vu,
Нахлынувшее из детства.

Смердящий, всамделишный ад
Давно уже ждал тебя в гости.
Под бутсами камни хрустят –
Ты помнишь, что здесь были кости…

Смерть в лазерном спит ружье,
Ты тянешь его к бычьей пасти.
Но вместо ружья уже –
Оплавившиеся части.

Бунтует в тебе душа.
Всё это реально слишком.
Остался последний шаг…
Герой. Минотавр. ВСПЫШКА.

...Сбывается наяву
Фатальное deja vu.


Tags: Мои литературные проекты, Моя творческая история, Шифры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments