June 1st, 2010

CD

Андрей Андреевич Вознесенский

«Прощай, пора окраин! Жизнь - смена пепелищ. Мы все перегораем. Живёшь - горишь...» В Москве первый день лета, дождь. На асфальте - мокрые перья тополиных ангелов, а в очищенном воздухе - гулкий колокольный звон. Сегодня в Москве остановилось сердце Андрея Вознесенского. Печаль моя светла, потому что Вознесенский, конечно же, не умер. Он остаётся – в своей неугасающей и вечно пульсирующей стихии, в своём творчестве, которым он столь щедро делился с людьми, в языке своих магических жестов.



ХРОНИКА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ


КОЛЛЕКЦИЯ СТИХОТВОРЕНИЙ


Я всегда был и остаюсь воинствующим вознесенковцем, с момента первого прослушивания затёртой впоследствии до дыр виниловой версии «Юноны и Авось», казавшейся сакральным артефактом, с момента физического вживления в первый для себя «вознесенский» сборник – «Аксиома самоискА», с момента тёплого рукопожатия и нашего весёлого разговора во время давней встречи в шатком вагоне столичного метро. Поэтому даты и регалии, ей-богу, не имеют значения. Значение имеет только ЛЮБОВЬ. Вознесенскому вознесение - не повод сматывать удочки, всяк понимающий это разумеет. Вознесенский – остаётся!


АВТОПОРТРЕТ

Он тощ, словно сучья. Небрит и мордаст.
Под ним третьи сутки
трещит мой матрац.
Чугунная тень по стене нависает.
И губы вполхари, дымясь, полыхают.

«Приветик, — хрипит он, — российской поэзии.
Вам дать пистолетик? А, может быть, лезвие?
Вы — гений? Так будьте ж циничнее к хаосу...
А может, покаемся?..

Послюним газетку и через минутку
свернем самокритику, как самокрутку?..»

Зачем он тебя обнимет при мне?
Зачем он моё примеряет кашне?
И щурит прищур от моих папирос...

Чур меня! Чур!
SOS!

(1963)