May 3rd, 2010

CD

Фестиваль «Рок-филфак» (17.04.2010). Заметки предвзятого акустика, часть 4

О выступлении группы «Бостонское чаепитие» на клубном фестивале «Рок-филфак. 15 лет спустя», состоявшемся 17 апреля в клубе «Гарцующий Дредноут», к большому сожалению, вряд ли расскажут в газетах и новостях CNN – зато этой группе будет целиком посвящена завершающая, четвёртая часть моего многосерийного отчёта. Старым филфаковцам не так уж хорошо известен коллектив «Бостонское чаепитие», хотя его дебютный релиз «Шпионы гламура» сейчас можно купить фактически в любом более-менее заполненном продукцией музыкальном магазине. Поэтому отсчёт следует вести, всё-таки, от другой формации, обладающей в некоторых дружеских кругах определённым культовым статусом – группы «Летучий Голландец». К тому же, часть легендарного репертуара «Голландца» успешно перекочевала в «Бостонское чаепитие».



Лидер данного музыкального коллектива, Владимир Преображенский по прозвищу «Маэстро», некогда учился на филфаке МПГУ, причём, курсом старше, нежели я, поэтому осенью 1993-го, когда я очутился на филфаке, возглавляемая Владимиром группа «Летучий Голландец» (кстати, тёзка одной из первых опер уважаемого мной Рихарда Вагнера) вовсю функционировала как минимум год. Они репетировали, как правило, прямо в пропахших мелом аудиториях alma mater, давали квартирники, постоянно ездили с концертами в Питер и окрестные города – так что творческая жизнь била скрипичным ключом. Славный «Летучий Голландец» представлял собой трио, и непосредственно с Владимиром мы как-то были знакомы гораздо в меньшей степени, чем с остальными участниками коллектива, басистом Андреем «Монстром» Ковиковым и виолончелисткой Таней «Птицей» Кирюниной. Вообще, ребята эти никогда не играли рок в общепринятом смысле этого понятия, склоняясь больше к эстетике советских хиппи (не путать с хиппи исконными) – некий синтез очень позднего КСП и очень раннего «Крематория», всё в рамках узаконенного эпигонства. А я всегда любил в искусстве экспрессию... Мы мало пересекались и друг другу, в общем-то, были мало интересны – исторически хиппи с панками уживаются с трудом. Так что же тогда было?

Был в ходу любительский фильм «Приближение весны» с участием «голландцев», какие-то истории на московских крышах, рукопожатия в курилке, полушутливые споры с Таней Птицей о загнивании набившего оскомину «русского рока» – вот, собственно, и все взаимоотношения, по большому счёту. 21 апреля 1995 года «Летучий Голландец» открывал своим сетом большой сборный концерт в клубе «Улица Радио», базировавшемся тогда на «Полянке» - концерт тот я хорошо помню. С ними вместе играли «Лето», «Рада и терновник», «Гримъ», «Бертолетова соль» и «Махтатах машин». Было ещё несколько концертов в разных местах, на которых я присутствовал, в том числе, и в девятой аудитории филфака МПГУ. А ещё позже было два весёлых филфаковских рок-фестиваля с интервалом в год, на которых мы вместе делили сцену.

И вот, историческая встреча спустя 15 лет. Великий и непобедимый Маэстро, как представил его Майк Гуляев, ныне возглавляет коллектив «Бостонское чаепитие» и, по совместительству, занимается музыкальной журналистикой. К моменту выхода на сцену Володи и музыкантов его группы публика в зале обидным образом растворилась подобно грузу индийского чая в водах Бостонской гавани. Остались самые стойкие бойцы. Маэстро вышел к микрофону, потягивая через трубочку ярко-зелёный коктейль из высокого бокала. «Гробовая тишина настраивает на философский лад… Пью за ваше здоровье!» - иронично констатировал Маэстро. Пока ребята готовили инструменты к выступлению, лидер «Бостонского чаепития» задвинул довольно пространную вступительную речь, в которой добрым словом была помянута «романтико-фэнтезийная группа» «Летучий Голландец», её вузовская история и судьба её участников (в частности, репетиционные мытарства и байкерские похождения Птицы), грядущее 5-летие фестиваля «Бархатное подполье» и не так давно вышедший диск «Шпионы гламура». Наконец, пробил час выступления «самой гламурной и шпионской» группы - «Бостонское чаепитие». Сет-лист состоял из девяти номеров, на сцене вместе с Владимиром находилось три музыканта (загадочный басист Иван, колоритная саксофонистка Татьяна и барабанщик Михаил). Всё началось с энергичной «Татуированной розы», представленной Маэстро как «песня про израильскую проститутку». Далее – «Шпионы гламура» с убойной рифмой «МУРа - гламура» и изысканным призывом украсить павлиньими перьями столичную мэрию, танцевальные «Мультфильмы», эротико-романтическая фантазия «Ласкающей бутон», исполненная в виде пародии на молодого БГ (во время исполнения этой и нескольких других песен со сцены слышались неоднократные призывы к звукорежиссёру сделать громче гитару и саксофон), стопроцентный и идеально поданный хит «Пассажиры», довольно запоминающийся опус «Последнее танго в Париже» с последующим представлением участников группы. Затем пришёл черёд психоделики и элегантного стриптиза. Композиция «Там, за стеной», перекочевавшая из репертуара «Летучего Голландца» и включённая в альбом «Шпионы гламура» - по словам Маэстро, кто только не танцевал стриптиз под эту вещь, включая известного шоумена групп «АукцЫон» и «Орган Внутренних Дел» Владимира Весёлкина.

А самой яркой песней фестивального выступления «бостонцев» стала, по моему мнению, «Что-то не так». Тут уж Маэстро вошёл в раж и показал свой несомненный артистизм, да и текст не подкачал. В целом всё действо по внутреннему накалу напомнило «АукцЫон» в его лучшие годы. В паузах между песнями зрители то и дело выкрикивали похвалы басисту и барабанщику – и это было справедливо. После того, как отзвучала «Что-то не так», Владимир пошутил: мол, эта песня была призвана окончательно всех распугать, и если вы остались – значит, у вас крепкие нервы. К сожалению, названия последней исполненной в тот вечер песни я не знаю, так как мы уже окончательно переместились в гримёрку и стали собирать вещи. Тем не менее, Маэстро за его выкладку и несгибаемость я поблагодарить успел. Вот так завершился этот наш фестиваль в память о затоптанной 15 лет назад землянике. Оставили где-то в тонком мире на память о совместно прожитом куске жизни своеобразный такой знак четырёх. Время двигаться дальше.

Напоследок – Collapse )