June 4th, 2008

CD

4 июня – родился ГЕННАДИЙ БАРИХНОВСКИЙ

4 июня 1952 г. в Ленинграде родился Геннадий Барихновский - автор песен и поющий бас-гитарист легендарной ленинградской группы «Мифы». В разные годы участвовал в таких проектах, как «Воскресение» Юрия Ильченко, «Неофициальный визит» («Мифический колокол»), «Земляне», «Невский проспект», ленинградский «Лотос».



Пластинка «VI Ленинградский фестиваль рок-музыки» и последовавший за ней дебютный винил «Мифов» «Бей, колокол!» (1989), записанный Алексеем Вишней, позволили, наконец, составить представление об этой замечательной ленинградской группе и искренне полюбить её. Юрий Ильченко, Геннадий Барихновский, Сергей Данилов - они стали известны раньше «Машины времени», но дефицит музыкальной информации и прочие факторы не позволили мне, увы, познакомиться с творчеством «Мифов» своевременно. Но лучше поздно, чем никогда! «Ананасы не для нас, бананы – не нам. Это знают те, кто ел их здесь, а не там!» - песня «Бананы» с конца восьмидесятых бодрит и заряжает энергией, а, скажем, эпохальная «Бей, колокол!» неизменно заставляет подпевать и раскачиваться в такт.

Желаю легендарному музыканту «Мифов» Геннадию Барихновскому в его День рождения крепкого здоровья!


ВИКИПЕДИЯ: рок-группа «МИФЫ»

История группы «МИФЫ»

А.Кушнир – МИФЫ: «Дорога домой» (1981). «100 магнитоальбомов советского рока»

Интервью А.Житинского с ГЕННАДИЕМ БАРИХНОВСКИМ и СЕРГЕЕМ ДАНИЛОВЫМ (1988)

История группы Юрия Ильченко «ВОСКРЕСЕНИЕ»


CD

Планета охотников





Не в беспокойном сне, а наяву,
Вдыхая кислород едва-едва,
Они вошли в высокую траву
Планеты А-17-32.

Единственный вернувшийся назад
Разведчик ничего не сообщил:
Лишь, устремив на них безумный взгляд,
Лишился чувств без видимых причин.

…Они вошли в траву. Пылал закат.
Сырой туман стелился по земле,
А из низин голодная река
Звериным рыком колыхала лес.

Сквозь жаркий круг индейского костра -
Не счесть парсеков звёздного пути.
Что занесло их в этот дикий край?
Ответ один: охотничий инстинкт.

Где не ступала в мох ничья нога,
Где гладь воды ничьих не знала рук,
В кусты нацелен грозный томагавк,
Сеть наготове и натянут лук…

"Когда мне было восемнадцать лет", -
Сказал однажды вождь, вдыхая дым, -
"К нам с неба на Летающей Земле
Явились мерцы, вестники беды.

В то время был большой неурожай,
И чёрная болезнь косила скот.
Ходил пять лет по лезвию ножа
Мой небесами проклятый народ.

Тогда объединились племена,
И мы не упустили своего!
Гостям была объявлена война –
Итогом ей явился договор:

В обмен на жизнь нам был открыт секрет,
И вам, ребята, повезло всерьёз! –
Шаг сквозь огонь – прыжок сквозь сотни лет!
Сезон охоты на одной из звёзд!.."

- Второй, как слышно? Я - Урал. Приём!
По курсу – А-17-32.
Чем тут дышать?.. Спускаемся втроём…
С разведкой худо!.. Чёрт, везде трава…

О, Боже! Наконец!! Мы их нашли!!!
В дупле застряла ветхая стрела…
За тридевять галактик от Земли
Отстрел индейцев?.. Странные дела.

У всех полоски поперёк лица…
Блядь! Это ядовитая пыльца.







4 июня 2008 г.



История эта придумана и написана сегодня, 4 июня 2008 года, после окончательного редактирования опубликовал её в рамках своего проекта ХРИСТОФОР ДЕЛЬФИН на национальном сервере современной поэзии «Стихи.ру». Кстати, проекту-то уже три года! Ехал днём в троллейбусе и стал свидетелем того, как один юноша протянул другому несколько листов с распечатанными стихами – как стало понятно, собственного сочинения. Второй юноша держался более высокомерно и, по-видимому, являлся поэтическим наставником первого. Я прочёл все эти «стихи», всю эту «лирику любовного одиночества» и пришёл в ужас – не столько от тех правильно-лирических соплей, которыми были буквально пропитаны испещрённые карандашными пометками страницы, сколько от надменного вида этих молодых людей. Это, в общем, и послужило боевым стимулом. Работал над текстом исключительно в дороге, всё придумывалось в движении. Это, надо сказать, первое моё сложно-постановочное произведение – с несколькими вставками и подобием кинематографической сюжетной раскладки. Не скажу, что было тяжело делать этот текст, но был момент искушения – свернуть всё в пять четверостиший. Ни фига не вышло, и слава Богу. Рассказ индейского вождя явился самым важным драматургическим моментом, стержневым по сути своей. Голодная река – это, конечно же, прямая отсылка к моему давнему тексту, одному из наиболее любимых. В момент написания мучительно решал вопрос: когда они вошли в высокую (багровую?..) траву – пылал закат или, может быть, мерцал рассвет?.. С рассветом очень хорошо рифмовался след - и это вполне могло подойти. Но нужны были надвигающиеся сырые сумерки. На этом моменте, задолго до того, как проступила вторая часть стихотворения, набросал финальные две строчки. Конфликт с мерцами - стандартное усложнение сюжета, самое было тяжёлое место. Вообще, «Планета охотников» очень тесно переплетается с циклом моих новых песен, фактически готовым к публичному исполнению. Хотя и сам по себе текст получился очень даже здоровский, чему я несказанно рад. Слава Богу!